.

۩ На главную

 

Тексты

«Крейсер "Суворов"»

«La Carte 13»

«Шавела»

«Грюндерфилд»

«Большие П.»

«Вагоновожатый»

«Жизнь по контракту»

«Жизнь по контракту - 2»

«Гренобль и Пифагор»

«ГЗ»

«Заговор рвачей»

«Команда, которую создал я»

«Любовь больше, чем правда»

«Чагудай»

«Записки озабоченного»

«Накафельные рисунки»

«Офелия и Брут»

«Пьесы и пьески»

«Чешуйки бытия»

Публицистика

«Записки электрического автора»

 

Контексты

Литературные афоризмы

Смешные афоризмы

Литературные анекдоты

Литературные загадки

Филологические анекдоты

Исторические анекдоты

Политические анекдоты

Детский фольклор

Детские загадки

Забавные скороговорки

Пародии на рекламу

Частушки для взрослых

Садистские стишки

Пословицы и поговорки

Неприличные пословицы и поговорки

1000 лучших фильмов

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Александр Ермак

 

 

Любовь больше, чем правда

 

 

(очень ироничный роман)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Аннотация

Отрывок из книги

Купить

 

Аннотация

 

Не каждой официантке может так повезти: волею случая на Катю обратил внимание популярный телеведущий, красавец Константин. И вот, у нее уже есть и новая интересная работа, и настоящая взаимная любовь, и дело идет к свадьбе. Однако находятся те, кому хочется разлучить влюбленных. Впрочем, Кате и Константину удается пройти сквозь все испытания и сохранить свою любовь. Им помогают Вера и Надежда.

Роман отличается особым стилем. Лучше всего о нем написал редактор одного из издательств: «Что за стиль?!.. Автор предпочитает блатной язык?!.. Как можно так уродовать родной язык!.. Как это?!.. Как можно “излучать образование”?!!.. Боже!!!.. Как можно “прикусить слюну”?!.. Это юмор?!.. Ну и сленг!!.. Нет такого словообразования!...» Александр Ермак же утверждает, что такое словообразование есть.

 

 

 

 

 

 

Отрывок из книги

 

Собрав чемодан, отставная официантка Катя вышла на улицу. Взяла такси до вокзала. И даже доехала до него. Но билет покупать не стала. До нее дошло вдруг, что от любви невозможно уехать. От нее билеты в кассе не продаются.

Думая об этом свою невеселую думу, Катя вышла на привокзальную площадь:

– Лучше и в правду уйти из такой несчастной жизни. Но одновременно не расстаться с любовью. Как те двое, что похоронили себя в своих сладких утопических слезах...

Отставная официантка осмотрелась. Ни озера, ни фонтана, ни даже подходящей лужи поблизости не нашлось. Тогда Катя подняла голову. Внимание ее привлек причудливо нависший над городом башенный кран:

– Разрыв сердца в полете – это тоже неплохо...

Не бросая чемодана, отставная официантка отправилась по улицам навстречу крану и трагической развязке.

Желаемый объект оказался на пустой, уже окончившей на сегодня работу стройке. Территория была огорожена. Но Катя, знакомая с законом забора, легко нашла подходящую дырку, решительно проникла на не очень охраняемый участок. Через пару минут она уже вовсю карабкалась на кран.

Чемодан мешал ей, но Катя почему-то упорно тащила его с собой. Простилась с ним только в кабине машиниста крана:

– Пусть это будет моей маленькой компенсацией человеку, предоставившему в мое распоряжение средство для сведения счетов с жизнью...

Катя вышла на крошечную площадку. Отважно глянула с пятидесятиметровой высоты вниз на груду кирпичей. Прикинула:

– Тело будет изуродовано достаточно основательно. В получившемся фарше никто не сможет опознать меня наверняка...

Отставная официантка с высокой грустью взирала на город. Где-то там, под ее ногами, кипел большой, средний и малый бизнес. Фонтаном через край била общественная и частная жизнь. И там, в этой жизни, купались, ныряли, плыли по течению и против ее родители, Айша, Чикита, старик Пилеменос, Отец Прокопий Святобартерный и, конечно же, лучезарный любитель “брасса” и “кроля” телеведущий Константин...

– Прощай, мой любимый...

Катя подумала, что рано или поздно они встретятся. Не в осязаемом здесь, так в призрачном там. И она занесла свою очаровательную ножку над многоэтажной пропастью. Затем отпустила одну белоснежную ручку. Начала разжимать пальчики другой. Один, второй, третий... И голова ее вдруг закружилась, по всему телу пробежал озноб.

– Странно, – снова схватилась за поручни Катя, – я же никогда не боялась высоты. Меня никогда не укачивало. Что ж мне так внезапно потошнело?

Отставная официантка присела, не в силах стоять на дрожащих ногах:

– Да что ж такое? Я ведь не боюсь. Я же все уже решила...

Катя тут же перебрала все, что ела и пила последние два дня. Ничего подозрительного. Она так и сказала:

– Пищевое отравление исключается...

Девушка снова было решилась встать и сделать шаг навстречу, но внезапно сознание ее пронзила одна не совсем безосновательная мысль. Катя достала из сумочки календарь, судорожно посчитала минувшие недели:

– Все сходится... Господи, я беременна... – спохватилась она за поручни с утроенной силой.

Катя вспомнила как на “Озере сладких слез” в своей счастливой любви забыла обо всем на свете, в том числе и о противозачаточных средствах:

– А ведь предупреждала нас когда-то директор школы: не забывайтесь, девочки... А я забылась... И вот...

Отставная официантка перебрала в памяти все нюансы своего здоровья за последнее время. И поняла, что ей было о чем задуматься и раньше. Но мысли ее тогда были так заняты Константином, предстоящей свадьбой.

Катя нервно кусала губы:

– Все окончательно сходится...

Не сходя с высокого места, Катя поняла, что должна, просто обязана жить. Она не могла быть хладнокровной убийцей. Лишить жизни себя – это одно. Но убить ни в чем неповинное, еще совсем не разбирающееся в окружающем мире человекообразное – это совершенно другое.

Катя представила то, что лежит теперь у нее под сердцем. Крохотное, но живое чудо природы. Ее чудо. Ее и Константина. Их любви.

Отставная официантка решила было осторожно спуститься вниз, но от переживаний ни руки, ни ноги ее не слушались. И тогда Катя вернулась в пустующую кабину крана. Убрав чемодан, свернулась клубочком на чьем-то весьма пошарканном сидении. Тихо запела колыбельную…

От собственного голоса, от добрых слов песни Катя успокоилась. Тошнота и озноб отступили. Она незаметно для себя заснула.

Кате снилось, что по облакам к ней бежит маленький мальчик с личиком телеведущего Константина. И только она протянула ему руки, как услышала сзади:

– Вставай.

Отставная официантка обернулась и увидела, что с другой стороны по радуге к ней спускается девочка. И тоже с личиком телеведущего Константина. Сбоку же за руку ее тянул третий ребенок. Нет, он не тянул, он настойчиво тряс ее:

– Ну, вставай же, ядриттвою налево...

Услышав такое, Катя по-настоящему открыла глаза. За руку ее действительно по-настоящему тряс и даже тянул какой-то дед в строительной каске:

– Эй, проснись, красотка. Ты что, кран перепутала?

– Чего? – не сразу сообразилась со своим местоположением Катя.

– Лишнего, говорю, вчера, наверное, хватила, и кран перепутала. А? – участливо глядел на нее дед.

– Да... Точно.., – стала она оклемываться мал помалу.

– Я же вижу, что ты из наших, – довольно вздохнул дед. – Кто еще на такой верхотуре заснуть сможет. Да и лицо мне твое знакомо. Наверное, у бухгалтерии в зарплату встречались... А я тоже люблю здесь поспать. Покачивает, понимаешь, как в утробе...

А отставная официантка вовсю уже спохватилась:

– Ой, спасибо, что разбудили, пора мне...

Будильник участливо поинтересовался:

– На смену опаздываешь? Ну, беги, дочка. А то, может, помочь тебе спуститься, после вчерашнего-то отошла?

Катя осторожно встала на ноги:

– Отошла вроде... Спасибо, я сама спущусь...

– Это правильно, это по-нашему... – напутствовал дед, помогая ей поудобнее обхватить чемодан.

Отставная официантка спустилась с крана и стрелой метнулась к ближайшей медицинской клинике, чей красный крест ей удалось высмотреть с крана.

 
 

Лечебница оказалось ветеринарной, но Катю это не смутило – надо было немедленно и окончательно решить вопрос жизни и смерти.

Врач, осмотревший ее специальным прибором, подтвердил:

– Да, у вас там действительно три кутенка... Извиняюсь, три ребенка...

Глянув же на ее довольное лицо, он поинтересовался:

– Мы не встречались раньше. Может быть, вы мне приводили какую-нибудь собаку?

– Нет, доктор... Спасибо за диагноз.

– Пожалуйста. Три кутенка, – снова глянул на ее живот врач. – Поздравляю, такое случается не часто. Желаю вам счастливо ощениться.

Катя с достоинством разулыбалась:

– Еще раз спасибо. Но надеюсь, что роды будете принимать все же не вы...

– Как знать, – приосанился и засмотрелся в потолок ветеран ветеринарии, – может, переквалифицируюсь к тому времени. Надо сказать, что вы мне, например, гораздо более симпатичны, чем самка орангутанга. А самка орангутанга – это, знаете ли...

Но отставная официантка его уже не слышала.

– Три кутенка, – сладко повторяла она, удаляясь от клиники.

– Три кутенка, – бормотала, садясь в первый подвернувшийся на вокзале поезд.

Катя не видела, как к соседнему вагону, также ничего не замечая вокруг, подошел Отец Прокопий. Утомленный раздумьями, проводивший последнее время не известно где, он молча и с удовольствием окропил колеса спального вагона. Молча же протянул изумленному проводнику билет, вошел в свое незамысловатое купе, достал из кармана свой нехитрый завтрак: луковицу да шматок севрюги.

Поезд тронулся. И прошлое осталось на перроне старозаветным чучелом…

“Странные звуки” – подумал Костас, мчащийся на бешеной скорости к дому отца. Он однако не стал заворачивать на барабанный призыв и через пять минут был в таком с детства знакомом кабинете.

Нисколько не тушуясь, Пиль с порога пошел на пролом:

– Катя, исчезла. И не отпирайся, исчезла из-за тебя, отец...

– Так уж и из-за меня.., – поморщился старик.

Но Костас выхватил из кармана конверт и поднял его над собой как флаг:

– Да, вот ее прощальное письмо. Я искал Катю весь день, всю ночь. Объездил все вокзалы, аэропорты, но не нашел. Как ты мог посягнуть на мою любовь,  расстроить свадьбу, разрушить мое счастье, отец? Иль ты мне не отец?

– Отец, клянусь матерью, отец, – испуганно замахал руками Пилеменос-старший. – Но ты же еще не знаешь, что это такое – настоящее счастье...

Костас утер нос:

– Теперь, когда ты лишил меня его, я знаю...

Пилеменос попытался сладить с ним путем увещеваний:

– Забудь о Кате. Ты женишься на Чиките Каплан и будешь иметь все, что хочешь, к тому, что имеешь сейчас. У тебя будет другая свадьба...

Но сын был тверд как спрятанные в подземельях Мойши алмазы:

– Ни в жизнь. Мне не нужна ни другая свадьба, ни другая любовь…

Тогда Пилеменос решил прибегнуть к прессингу:

– Подумай. У меня есть рычаги воздействия на тебя...

На это Костас выдал неожиданный финт:

– Если ты имеешь в виду наследство, полногабаритную квартиру на Блин-Бил-Хилз, то мне ничего этого не нужно... Я ухожу из дома...

– Ха-ха-ха... Как смешно, – окончательно вышел из-за стола и из себя в этот момент старик. – Ты ведь ничего не можешь без своего отца. Даже на телевидении ты держишься благодаря мне, моим деньгам, моим связям...

– Неправда.., – подозрительно нахмурился Костас.

– Правда, сынок, – указал на стеллажи с документами Пилеменос, – жестокая, жесткая, но правда. Если не веришь моим бумагам, то попроси у своего продюсера договор о трансляции твоей обезьяньей передачи. И спроси у хозяина телевизионного канала, что для него такое – старик Пилеменос. Почему это лучшее вечернее время в эфире предоставляется тебе, а не сыну Фекроллера, не снохе Дю Понтаса, не племяннику Цубимиши? Разве они, как телеведущие, хуже? Разве их передачи хуже? “Лоходром по пятницам”, “Телебутылочка”, “Два туфля – пара”… Будь они на экранах в твое время, их рейтинги были бы не ниже. Но я купил это время. И это благодаря мне ты можешь привлекать спонсоров и рекламодателей. А без них у тебя не будет ни шиша, ни зарплаты, ни самой распоследней девки с самой зачуханной панели...

– Так, значит, ты все это мне устроил. А я-то думал, что добился сам, своим трудом..., – рванул на себе еще телеведущий Костас крепкие в мать волосы.

– Это была отеческая забота, – погладил старик сына по устоявшей макушке. – В бизнесе родственники должны помогать друг другу... После свадьбы мы будем помогать Капланам. Капланы будут помогать нам...

– Я понимаю, – поднял голову Костас. – Тебе нужны деньги и связи Капланов. И тебе глубже некуда наплевать на счастье единственного сына... Что ж, тогда мне наплевать на твою отеческую заботу. Я ухожу из дома...

– Не дури, – бескрайно обеспокоился Пилеменос старший. – Что ты будешь делать за нашим хлебосольным порогом...

Костас решительно встал на свои неокрепшие еще от нервных переживаний ноги:

– Я найду Катю, живой или мертвой. И, думаю, я смогу заработать по крайней мере на кусок батона и на раскладушку для себя и своей любимой.

Пилеменосу-старшему ничего другого не оставалось, как достать из-под полы известную папку:

– Ты хочешь создать семью с этой девкой?

Но Костас и глазом не повел:

– Как ты смеешь оскорблять ее?

Старик лихорадочно зашуршал бумагами:

– Посмотри. Это она, официантка, оскорбляет тебя и меня. Ее родители – обыкновенные строители.

– Ну и что? – откровенно изумился сын. – Разве строители не такие же люди, как мы с тобой. Разве у них нет головы, или они лишены избирательных прав?

– Хорошо, – Пилеменос вынул из папки фотографии. – Я хотел как можно безболезненнее, но ты меня вынуждаешь. Знаешь, кем была твоя Катя раньше. До того, как встретила тебя?

Сын был непрошибаем, как в бронежилете:

– Не знаю. И даже если бы это было нечто самое ужасное в мире, то все равно для меня не имеет никакого значения. Видишь ли, отец: любовь больше, чем правда. Ты слышишь?! Любовь больше, чем правда! Пора бы тебе это уже зарубить на немолодом носу. Так что прощай, мой разъединственный отец...

Пилеменос-старший заметался по кабинету, теряя фотографии и самообладание:

– Ты не можешь уйти так просто...

Но сынок был по-отцовски предельно жесток:

– Прощай. И подумай, что ты будешь делать на старости лет один на один со своими пресловутыми деньгами и связями. Без сына, без невестки, без свадьбы, без внуков, без правнуков...

Бывшийтелеведущий хлопнул дверью. А старик просто рухнул на натуральное ковровое покрытие. И руки, и ноги отказались служить ему в такой ситуации. Пилеменос-старший мог лишь жалобно стонать лежа:

– Не оставляй меня одного, сынок.., не оставляй меня одного...

 

 

 

 

 

 

Купить

книгу «Любовь больше, чем правда» в интернет-магазинах:

«Amazon Kindle Store»

«ЛитРес»

«Smashwords»

«XinXii»

۩

 

   

 
 

 

Купить, скачать, читать книги Александра Ермака